Невыносимая легкость бытия

Что-то так в тепло захотелось…

В связи с чем немедленно вспомнилась история. Весенняя еще. Я по весне, если помните, поехала в Турцию. Первый раз. Тупо повисеть у бассейна. И пожрать. Ну, похудела предварительно немножко. Там уже, на месте, подзагорела, похорошела. С сестрой поехала младшей. Она, правда, всегда стройная и красивая. Но это ладно. Не о ней речь.

Женщина, когда немножечко похорошеет, она чего ищет? Правильно, подтверждения своим догадкам. Понятно — с чьей стороны. А мужчина на турецких курортах не бог весть какой, сами знаете. Никто спецом не худеет, если и загорает — то до малиновой корки. В общем, прямо скажем, глаз положить особо не на кого. Какое уж там подтверждение.

Сидим мы как-то с сестрой в чилауте. Прекрасные все с ног до головы. В загаре и купальниках. Тянем пинаколаду, тупим в море, слушаем Эвору. Скучаем. И вдруг из кустов (ну, там вдоль моря красивые кусты олеандра) выходит мужчина. Прям такой мужчина-премужчина — стройный, мускулистый, загорелый. Красавец.

Подходит к барной стойке, заказывает себе маргариту, садится в кресло с видом на горизонт, ставит запотевший бокал на стол, достает пачку сигарет… Мы с сестрой мысленно подкрашиваем губы, красиво складываем ноги. Во мне пинаколады уже штук восемь, поэтому я особенно красиво складываю. И решаюсь.

Вот, думаю, подойду прям щас и скажу:

«Здрасьти, мужчина! Какое счастье, что Вы тоже сюда припёрлись, в этот отель. Я так-то замужем и вообще. Но вот просто приятно на Вас посмотреть и давайте — знаете, что? А давайте вот …»

И прям встаю уже. И иду уже почти начинать.

И в этот момент из тех же кустов появляется ребенок. С ведёрком. Потом второй. Побольше. Без ведра. Следом женщина. Тоже без ведра. Совершенно обессилевшая. И вся на нерве. С ног до головы тоже.

И ребёнок вопит:

— Папаааа, а мама не разрешает ведёооооорко. А я хочу! Хочу ведёооооорко! Хныыыыыы.

А мама вопит:

— Макс, он какать хочет. Своди его! А Макс (старший ребёнок) вопит:

— Мне надоело!

А мама вопит:

— Cаш, своди его покакать! А ты, Макс, забери ведро тогда и отнеси в номер! И выброси оттуда все эти булыжники, что он набрал.

А малыш вопит:

— Нееееет! Это мои камушки! Их нельзя выбраааасывааааааать!

А Макс вопит:

— А чо я?!!!

А мама тоже что-то вопит. И вот они все трое вопят, булыжники грохочут, Эвора притихла, мы с сестрой помаду стёрли. А мужчина Саша весь как-то разом поник, полысел, живот выпустил, ссутулился, взял малыша за ручку и повёл в тубзик. А подросток Макс понёс ведро в номер. А мама пошла тоже куда-то. Совершенно измученная.

А бокал с нетронутой маргаритой остался стоять на столике. Стоял, стоял, потел, потел. А потом его бармен унёс. А я с горя выпила еще 12 пинаколад. И сестра тоже. Благо, их там бодяжат безбожно.Такая вот история. Без морали. Аморальная.

Источник: www.nashideti.site

Понравилась статья? Поделитесь с друзьями на Facebook: